Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Загадочное преступление, о котором безмолвно кричат деревья

В центре Москвы почти не осталось здоровых деревьев – как люди, они сегодня в мегаполисах не живут, а выживают. Почему деревья гибнут и как это остановить?

Во время урагана часть деревьев упала потому, что растения не были должным образом укреплены, считают экологи. Фото: dimagrib.livejournal.com

В соцсетях множество фотографий погибших деревьев. Особенно это заметно вдоль трасс и в скверах, расположенных в центре города. Чтобы найти иллюстрации к статье про гибель деревьев в Москве, хватит получасовой прогулки по району.

Многие стволы покрыты грибком, чего не должно быть у здорового дерева, мельчают листья, а отдельные ветки остаются вовсе без листвы. Чахлые липы, ели, березы, клены, кустарники – теперь, увы, привычная часть нашего столичного пейзажа.  Что происходит?

Срубил дерево — тебе платят, посадил – платят

«Голые» деревья без листвы — теперь привычная часть городского пейзажа

Несколько лет назад эколог Денис Хотин пережил неприятный инцидент – к нему обратились с просьбой засушить деревья. Он отказался, а в этом году обнаружил около 200 взрослых растений в Крылатском, которые были искусственно засушены.

О «преступлении» говорят аккуратные маленькие дырочки в стволах кленов – в них залили гербициды, и деревья начали сохнуть. Сказать, кто и зачем это сделал, нельзя, расследовать преступление против деревьев никто не будет, но, конечно, на месте засохших растений высадят новые.

«Все финансирование городского благоустройства построено на финансировании операций: срубил дерево — тебе платят, посадил – платят, — говорит Александр Карпов, директор центра экспертиз ЭКОМ. – Это постоянная возможность обосновывать платежи, запрашивать деньги из бюджета.

Поэтому все садово-парковые хозяйства заинтересованы больше рубить и сажать, но не заинтересованы, чтобы деревья стояли. Есть энтузиасты, которые работают в городских службах, но сама система выстроена так, что мотивации сохранять деревья нет».

Зачем нам деревья

Из школьного курса: деревья поглощают вредный для человека СО2, выделяют кислород, поэтому дышать нам легче. Зеленые насаждения — один из немногих способов сделать жизнь в городе комфортной, улучшить воздух и состояние почв. Деревья удерживают влагу в почве, не позволяя разрушаться верхнему плодородному слою земли.

Помимо этого, деревья — центр биоразнообразия в городе, они включены в экологическую цепочку. Насекомые, беспозвоночные, черви, трава, мхи — все существует благодаря деревьям в том числе. Для птиц это источник питания и дом, где можно свить гнездо. Деревья делают городскую природную среду устойчивой.

Как в Берлине и Праге

Collapse )

Железный человек. Стаса Дерепаскина спасет срочная операция

Год назад Стасу сделали очередную раздвижку.
Сейчас мальчик заметно вырос,
и позвоночник вновь изогнулся, стал заметен горб
Семилетний Стас живет на самом краю земли – в Петропавловске-Камчатском, на берегу Тихого океана. У мальчика тяжелое искривление позвоночника. В полтора года позвоночник ему укрепили титановой конструкцией, которую периодически раздвигают и удлиняют. Это нужно делать до окончания формирования скелета. Стас перенес девять операций-раздвижек, а сейчас ему остро необходима десятая – мальчик подрос, конструкция ему уже мала. Стасу тяжело дышать, больно сидеть и лежать.

Как помочь

В Петропавловске-Камчатском появился Железный человек. По утрам он ходит в школу. А вечером вместе с мамой возвращается домой – в обшарпанную пятиэтажку на окраине.

Все началось с фильма про супергероев, который Яна и трое ее сыновей посмотрели в кинотеатре.

Вернувшись домой, Стас заявил:

– Я не Станислав, я Железный человек!

– Это еще почему? – изумилась мама.

– Потому что у меня в спине титановый стержень. Только это не стержень, это – меч! Если на нас нападут враги, я его вытащу и всех защищу.

В школе, где учится Стас, идею с «Железным человеком» старшеклассники подняли на смех. И стали обзывать мальчика горбуном.

– Ну и где твой меч? – дразнили мальчишки. – Давай покажи нам.

Титановый стержень Стасику установили, когда ему было всего полтора года. Яна не сразу обратила внимание на небольшую шишку на спине у новорожденного сына. Но шишка быстро росла, и, когда Стасу исполнилось два месяца, Яна настояла, чтобы ребенку сделали рентген. После этого стало ясно: у малыша врожденное искривление грудного отдела позвоночника.

Что делать дальше, местные врачи не знали. Но тут на Камчатку прилетели специалисты из Новосибирского НИИ травматологии и ортопедии (НИИТО), и Стасик в полгода попал на консультацию к знаменитому хирургу Михаилу Михайловскому.

Доктор сказал, что поможет только операция – установка раздвижной металлоконструкции, которая крепится к позвоночнику и не дает ему деформироваться:

– Мы проведем ее, когда ребенку будет год с небольшим. Потом металлоконструкцию придется каждый год наращивать, пока скелет полностью не сформируется. Тогда мы установим постоянный стержень. Но до этого еще далеко. Наберитесь терпения.

Помимо терпения Яне понадобились и деньги – у нее на руках было трое малышей: двойняшки Стасик и Владик и их старший брат Ярик, которому только исполнилось полтора года. Папа вскоре оставил их – ушел в другую семью. Так вот, денег, выделенных краевым минздравом, хватило только на установку металлоконструкции и одну коррекцию, которую мальчику сделали в два с половиной года в Новосибирске. Последующие операции камчатскому Железному человеку помогали оплачивать читатели Русфонда.

Сейчас Яна с тремя детьми и собакой Дивой живут на съемной квартире в доме на сопке. Стасу тяжело туда подниматься, он быстро устает – мама берет его на руки и несет в гору. Мальчик хоть и худенький, но весит 20 килограммов.

Три года Яна с детьми стоит в очереди на квартиру. Их номер в очереди – 352. Машина, на которой Яна могла бы возить ребенка-инвалида, им не положена. Потому что заболевание у Стаса «недостаточно тяжелое», как объяснили местные чиновники: «Вот если бы у мальчика не было ног, тогда вы могли бы на что-то рассчитывать».

– Я заняла денег и купила машину, старенькую, конечно, но зато теперь мы ездим в больницу, школу и даже на рыбалку, – говорит Яна. – Когда я поймала большого гольца, дети были в восторге.

Год назад Стасу сделали очередную раздвижку. Сейчас мальчик заметно вырос, и позвоночник вновь изогнулся, стал заметен горб.

– Мам, а вулкану больно, когда лава льется? – спрашивает Стас. – Когда я лежу, то внутри вулкан, а по спине льется огненная лава.

Стас любит гулять на берегу Авачинской бухты, у входа в которую стоят три скалы – символ Петропавловска-Камчатского. Местные жители называют их Три Брата.

– Давным-давно здесь было стойбище, – рассказывает Стас. – И жили в нем родные братья. Однажды со стороны Тихого океана пришла гигантская волна. Она могла смыть стойбище. Но братья побежали к воротам бухты и загородили собой вход в нее. С тех пор они стоят здесь и охраняют бухту. Две большие скалы – это Ярик и Влад. А маленькая – я. Правда, похоже?

Светлана Иванова,
Камчатский край
Фото Надежды Храмовой


Для спасения Стаса Дерепаскина не хватает 786 940 руб.


Заведующий детским отделением АНО «Клиника НИИТО» Михаил Михайловский (Новосибирск): «Мальчик страдает тяжелой формой врожденного кифосколиоза, при которой консервативное лечение неэффективно. В феврале 2012 года Стасу установили раздвижную металлоконструкцию VEPTR, фиксирующую позвоночник. Конструкцию нужно периодически корректировать – раздвигать по мере роста ребенка. Это долгое и трудное лечение, но оно Стасу жизненно необходимо – в противном случае искривление будет прогрессировать, нарушая работу внутренних органов, и мальчику грозит неподвижность. Мы продолжим лечение до полного формирования скелета, примерно до 14 лет, а затем установим Стасу постоянную конструкцию».

Припорошить «Ядрово»: что ждет жителей Волоколамска

23.03.2018 /

Волоколамск накрыло облаком сероводорода, отравленные люди попали в больницу. Наш корреспондент отправился в город, чтобы выяснить, что происходит там сейчас

После выброса сероводорода жители города Волоколамска Московской области жалуются на кашель и першение в горле. Еще шесть детей (из 57 госпитализированных 21 марта пациентов) остаются в больнице. Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев пообещал рекультивировать полигон «Ядрово» и снизить вероятность новых выбросов в ближайшие месяцы. Мэр города Петр Лазарев отметил, что существует опасность отравления водных источников.

«Ты пойдешь сдавать кровь, у тебя было что-нибудь? У меня кашель». Пациенты Центральной районной больницы города Волоколамска в течение нескольких дней сдают анализы на токсины. Первые результаты появятся 23 марта. Накануне у входа в ЦРБ весь день стоял автобус с полицией, администрация больницы весь день находилась на совещании.

Collapse )

Сердце под угрозой. Илью Никифорова спасет эндоваскулярная операция

Илья Никифоров, 5 лет, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция, требуются стенты и расходные материалы. 219 970 руб.

Внимание!
Цена стентов и расходных материалов 653 170 руб.
379 750 руб. перечислено из средств, собранных для Маши Кабаловой
53 450 руб. собрали читатели rusfond.ru и rbc.ru

Не хватает 219 970 руб.

Еще до рождения у моего сына был обнаружен один из сложнейших пороков сердца – общий артериальный ствол и дефект межжелудочковой перегородки. В первые дни жизни Илья был в тяжелом состоянии, синел, плохо дышал. Сыну в Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) имени академика Е.Н. Мешалкина (Новосибирск) сделали операцию для восстановления нормального кровообращения, через три года – еще одну, а последнюю – летом прошлого года. Но сейчас Илья опять страдает от постоянной тахикардии, усталости, одышки. У него нарушен отток крови из правого желудочка сердца в легочную артерию, в которой есть суженные участки. Врачи считают, что сыну нужно установить стенты, которые не позволят сосудам сужаться. Квоты, выделяемые государством на такие операции, не могут покрыть стоимости необходимых расходных материалов, а собрать такие огромные средства нам не по силам. Прошу вас, помогите! Елена Никифорова, Магадан, Магаданская область.

6.03.2018

Детский кардиохирург отделения врожденных пороков сердца НМИЦ имени академика Е.Н. Мешалкина Артем Горбатых (Новосибирск): «В ходе лечения врожденного порока сердца Илье были сделаны три операции. На данный момент у мальчика значительно затруднен отток крови из правого желудочка в легочные артерии. Мы планируем устранить препятствие кровотоку – эндоваскулярно установить в участки сужения специальные стенты. Такая операция восстановит нормальный кровоток и режим жизни ребенка».

По жизненным показаниям. Виолетту Субботину спасет внутривенное питание

Виолетта Субботина, 4 года, порок развития кишечника, требуется внутривенное питание и расходные материалы для его введения. 1 260 979 руб.

Внимание!
Цена питания и расходных материалов 1 376 643 руб.
115 664 руб. собрали читатели rusfond.ru и rbc.ru
Не хватает 1 260 979 руб.

После рождения у дочки вздулся живот, была нарушена работа кишечника. Выписали Виолетту с рекомендациями давать препараты для улучшения пищеварения. Два года это помогало, дочка росла и нормально развивалась. А потом внезапно у нее началась рвота, раздулся живот. Виолетту срочно госпитализировали в детскую областную больницу Ульяновска, где врачи поставили диагноз «непроходимость кишечника». В течение месяца дочка перенесла четыре операции, ей удалили большую часть толстого кишечника и часть тонкого. Дальше мы снова жили на слабительных и клизмах. Но осенью прошлого года у Виолетты случилось резкое ухудшение. Дочку постоянно рвало, за две недели она потеряла почти 5 кг. Снова госпитализация, операция по разделению спаек. Но Виолетта продолжала худеть, она уже с трудом двигалась, все время лежала. Тогда дочку перевели в Москву, в Детскую городскую клиническую больницу (ДГКБ) №13 имени Н.Ф. Филатова. Здесь вывели стомы из тонкого кишечника, кормили дочку внутривенно. За три месяца Виолетта не только набрала вес, но и окрепла, стала бегать по коридорам больницы. Через полгода стомы можно будет закрыть. А сейчас нас готовы выписать домой. Но кишечник еще не восстановился, и Виолетте не выжить без внутривенного питания. Самим нам его не купить. Мы живем в сельской местности, муж работает шофером, я ухаживаю за дочкой. Помогите нам, пожалуйста! Елена Субботина, Радищевский район, Ульяновская область.

22.02.2018

Заведующая педиатрическим отделением ДГКБ №13 имени Н.Ф. Филатова Наталия Жихарева (Москва): «У Виолетты редкий порок развития мышечной стенки кишечника. Девочка перенесла многократные операции из-за возникавшей непроходимости, в результате у нее сформировался синдром короткой кишки. В нашу больницу она поступила в состоянии крайнего истощения. На фоне лечения Виолетта хорошо набрала вес, у нее улучшилась работа кишечника. Но пока девочке по жизненным показаниям необходимо частичное парентеральное (внутривенное) питание, доля которого будет постепенно уменьшаться».

В 17 лет она весит 27 кг

В феврале у Насти Белюшиной из Чувашии день рождения. Лучший подарок – лечебные смеси, потому что кормят Настю через зонд.

Девушке — 17 лет, но весит она не больше 27 килограммов. Полтора года назад, когда мы впервые рассказывали о ней, Настя вообще весила 22 килограмма. Тогда ей только-только поставили зонд, и девочка лишь начинала правильно питаться.

— Поначалу мы жутко мучились с этим зондом, поскольку он постоянно выпадал (дочку часто рвало во время приема пищи), — рассказывает мама Насти, Наталья Белюшина. – Но потом я научилась его вставлять, и все наладилось. Вообще, жалею, что дочке не поставили зонд раньше – возможно, удалось бы избежать тех проблем с легкими, какие появились у нее в результате неправильного питания. Но мне никто не объяснил, чем чревато попадание пищи в бронхи, например, из-за затрудненного глотания у ребенка.

Список диагнозов Насти и до легочных осложнений занимал полстраницы машинописного текста. Среди них – врожденный порок развития головного мозга, микроцефалия, ДЦП, эпилепсия и другие не менее тяжелые заболевания. Родилась Настя в Нижневартовске, там
ее как-то поддерживали, помогали девочке и ее маме (папа вскоре после рождения дочки подал на развод) преодолевать все свалившиеся на них трудности. А потом, в 2006 году, Наталья с
детьми (у Насти есть старший брат) перебралась в Чувашию.

Бабушке купили домик в деревне, а мама с сыном и больной дочкой
поселилась в Шумерле – небольшом городке районного значения. И тут Наталья впервые услышала от врачей: «Мы таких детей не принимаем! Пусть дома лежит». Чтобы медики все-таки обратили на Настю внимание, ее маме пришлось писать в Москву. Только после указания сверху девочку направили в Чебоксары, в детскую горбольницу №3, где есть отделение паллиативной медицинской помощи.

Теперь Настя лечится там два-три раза в год. На какое-то время наступает облегчение. «Происходит незначительная положительная динамика в виде купирования болевого синдрома, уменьшения беспокойства и судорожной активности» — так обычно пишут в выписке из истории болезни Насти. Правда, «положительная динамика» бывает порой уж совсем незначительной.

— Мы только что отлежали в Чебоксарах 40 дней, приехали домой, но дома пробыли всего один день, — рассказывает Наталья. — Насте стало хуже, и ее вновь госпитализировали, уже в местную больницу. Плюс ко всем бедам у дочки совсем пропали вены, а противосудорожные препараты, без которых нам не обойтись, делают только внутривенно. В последний раз у Насти искали вену с 9 утра до 3-х часов дня, что, конечно, сильно ее измучило.

Надо ли говорить, как непросто маме больной девочки круглосуточно ухаживать за дочкой. Сейчас они с Настей живут вдвоем, старший сын Натальи учится в Чебоксарах и приезжает домой лишь на праздники. Доходы семьи – пенсия Насти и пособие по уходу за ребенком-инвалидом.

Лекарственные препараты девочка получает бесплатно, а вот лечебное питание ей не полагается. А оно ей необходимо. Смеси Пептамен Юниор, Нутризон, Нутридринк — это специальные питательные смеси для детей, в состав входят белки, углеводы, полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3 и омега-6), витамины, минералы, а также растворимые и нерастворимые пищевые волокна.

Чтобы кормить Настю этими смесями целый год, необходимо 180 упаковок Пептамен Юниор (по 400 мл), 144 упаковки Нутридринк компакт (по 125 мл) и 72 упаковки смеси Нутризон. К сожалению, это питание очень дорогое, Настина мама не в состоянии купить его самостоятельно. Общая сумма к сбору: 399 960 рублей. Спасибо!

Возможность дышать. Ваню Ильенко спасет срочная операция

Ваня Ильенко, 1 месяц, синдром Пьера Робена (патология развития костей лица, нёба), спасет операция, требуются дистракционные аппараты. 407 418 руб.

Когда Ваня родился, его сразу же забрали в реанимацию. У сына обнаружили синдром Пьера Робена – врожденный порок развития челюстно-лицевой области. У Вани недоразвита нижняя челюсть, западает язык, есть расщелина мягкого нёба. На десятые сутки сына перевели в отделение патологии новорожденных нашей Республиканской детской клинической больницы (Симферополь), где Ваня находится и сейчас. Сын дышит через кислородную маску, а пищу получает через зонд. Врачи объяснили, что Ване срочно нужна операция с установкой специальных компрессионно-дистракционных аппаратов для расширения нижней челюсти. Операцию готовы сделать в Детской городской клинической больнице (ДГКБ) Святого Владимира (Москва). Ее проведут за счет средств ОМС, но вот аппараты мы должны купить сами. Для нас с мужем это огромная сумма. Он подрабатывает разнорабочим на стройках, а я сейчас в декретном отпуске. Пособие еще не успели оформить. Каждый день без операции – это огромный риск, Ваня может захлебнуться слюной или срыгиваемой смесью. Прошу, помогите его спасти! Мария Ильенко, Симферополь, Республика Крым.

14.02.2018

Заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии ДГКБ Святого Владимира Дмитрий Комелягин (Москва):«Ване по жизненным показаниям необходима срочная операция для устранения дефектов нижней челюсти. Из-за них мальчик не может самостоятельно дышать и нормально глотать. Для выполнения операции необходимы компрессионно-дистракционные аппараты, разработанные специально для новорожденных детей».

Соня не может прожить и 5 минут без НИВЛ

Девочке с тяжелым генетическим заболеванием нужен резервный аппарат НИВЛ. С одним аппаратом — высокий риск умереть

Соне Сидоровой из Краснодарского края 6 лет, она страдает генетическим заболеванием — миопатией

В 2014 году в возрасте 3 лет от такого же заболевания умерла средняя дочка Сидоровых, Маринка. В результате дыхательной недостаточности девочка задохнулась, к аппарату НИВЛ ее подключить не успели.

Когда родилась Соня, по виду не было похоже, что она чем-то отличается от обычных детей. Пыталась подтягиваться за ручки, удерживать головку, ползать. Девочка росла, развивалась, но со
временем вдруг стала терять навыки. К 2015 году Соня перестала двигаться, она снова стала новорожденным младенцем, с той лишь разницей, что новорожденные могут самостоятельно дышать, а она — нет.

С 2014 года малышка подключена к аппарату НИВЛ. Она не двигается, сама не ест. Соня часто просит маму включить видео, где она — здоровая девочка, ест мороженное и ловит ладошками летний дождь. Она все понимает, только не шевелится и сама не дышит.

Когда мама впервые надела на Соню маску НИВЛ, она извивалась, плакала, ночами не спала. Было непривычно и страшно. Сейчас Соня понимает, что по трубочкам к ней спешат пузырьки воздуха.

Девочка почти все время лежит. Но при этом она разговаривает, знает песни, стихи, решает задачки по математике. В этом году Сонечка с мамой были на обследовании в НИИ педиатрии в Москве, после
обследования лечащий врач дала рекомендацию на покупку резервного аппарата НИВЛ.

Ведь любой аппарат — всего лишь техника, несмотря на то, что от него зависит жизнь. Случайный сбой — и ребенок умрет, потому что больше 5 минут без НИВЛ Соня прожить не может. А ей нужно жить. Она все еще любит дождь.

Это дорогостоящая покупка, ее семье невозможно осуществить. Аппарат не предусмотрен по инвалидности, его нет в перечне выдаваемом государством ТСР. Мама и папа Сонечки обращаются за помощью к нам. Аппарат НИВЛ Weinmann Ventilogic LS маленькой Соне
жизненно необходим. Его стоимость — 650 000 рублей.

Спасительные капли. Еве Лукьяновой требуется парентеральное (внутривенное) питание

Ева Лукьянова, полтора года, синдром короткой кишки, требуется парентеральное (внутривенное) питание. 939 488 руб.

Внимание!
Цена питания 999 738 руб.
60 250 руб. собрали наши читатели
Не хватает 939 488 руб.

Дочь родилась со сложным пороком кишечника. Почти всю жизнь Евы мы пролежали в больницах – сначала в Самаре, потом в Москве. Моя девочка плохо набирала вес, ее мучили приступы рвоты, возникла непроходимость кишечника. Ева перенесла уже пять операций, ей поставили диагноз «синдром короткой кишки». После последней операции, которую провели в Российской детской клинической больнице (РДКБ, Москва), состояние дочери улучшилось. По мнению врачей, у Евы хорошие перспективы по восстановлению без дальнейших оперативных вмешательств, но пока дочери необходимо внутривенное питание. А стоит оно огромных денег. Я воспитываю Еву одна, отец отказался от нее еще до рождения. Живем, по сути, только на пенсию, и еще нас по возможности поддерживают мои родители, но суммы, необходимой для выздоровления, взять негде. Я писала письма с просьбой помочь во все инстанции, но дети с синдромом короткой кишки в нашем регионе не обеспечиваются парентеральным питанием за счет госбюджета. Помогите, пожалуйста! Юлия Лукьянова, Самара, Самарская область.

22.12.2017

Детский хирург РДКБ Юлия Аверьянова (Москва): «У Евы синдром короткой кишки, при этом полностью сохранен толстый кишечник. Это позволяет прогнозировать полное восстановление работы пищеварительной системы ребенка. Для скорейшей адаптации кишечника к самостоятельной работе девочке необходимо парентеральное питание»

Опасное разветвление. Авеля Канатаева спасет операция на сердце

Авель Канатаев, 8 месяцев, врожденный порок сердца, спасет операция. 526 800 руб.

Внимание!
Цена операции 538 850 руб.
12 050 руб. собрали читатели rusfond.ru и rbc.ru
Не хватает 526 800 руб.


Еще до рождения сына УЗИ показало, что у него тяжелый порок сердца. Поэтому рожать я поехала в Москву, где при необходимости малышу могли бы сразу оказать квалифицированную помощь. При выписке из роддома врачи сказали, что, когда ребенку исполнится месяц, его нужно будет показать кардиохирургу. И в апреле мы обратились в Детскую городскую клиническую больницу №13 имени Н.Ф. Филатова (ДГКБ, Москва). Врачи диагноз подтвердили, и в три месяца Авелю сделали поддерживающую операцию. Тогда сыну критически не хватало кислорода в крови, а эта операция дала ему возможность подрасти и окрепнуть. Деньги на нее помог собрать Русфонд: поскольку мы не зарегистрированы в Москве, лечение в столичной больнице для нас платное. Осенью мы дважды приезжали в Филатовскую больницу на консультацию. Врачи говорят, что у Авеля разрастаются ветви легких, так организм компенсирует нехватку кислорода. Это опасно, потому что изменения в легких необратимы и будут прогрессировать. Поэтому необходимо как можно скорее провести радикальную коррекцию порока. А это значит, что вновь нужны огромные деньги, которых у нас нет. Пожалуйста, не откажите в помощи! Светлана Канатаева, г. Балахна, Нижегородская область.

5.12.2017

Заведующий отделением кардиохирургии ДГКБ №13 имени Н.Ф. Филатова Владимир Ильин (Москва): «У Авеля сложный врожденный порок сердца. Обе магистральные артерии (аорта и легочная) отходят от правого желудочка. Этим летом мы выполнили паллиативную операцию, которая дала возможность мальчику подрасти и окрепнуть. Сейчас ему необходима радикальная коррекция порока. В результате сердечная гемодинамика у Авеля нормализуется, и он будет расти и развиваться, как все здоровые дети».