Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Привет, мам.

Привет, мам. Все никак не могу привыкнуть, что тебя нет. Знаешь, я не думаю , что верю в бога , но каждый день я молюсь за тебя. Логично? Ты всегда любила мою логику.
Произошло много событий в наших жизнях, в жизнях тех, кто помнит и любит тебя. Но это до сих пор тяжело. Тяжело жить дальше.
Знаешь мам, я уже побывала в аду .Но в этом аду иногда есть радостные моменты .
Ты в шестой раз стала бабушкой потрясающего мальчика Александра , который родился 30 сентября. Как жаль, что он не познакомится с тобой. Как жаль, что мои дети, дети твоей старшей дочери не увидят, как сильно их любит бабушка Оля.
Ты удивительная мама и бабушка и я уверена , ты охраняешь нас . Бережешь от бед. Ты сделала нас дружными и показала, что надо ценить близких и то, что у тебя есть.
Я скучаю, мамочка.
С вечной любовью, твоя дочька.

Андрей Филимонов. "Головастик и святые"

Раньше, говорил он, вещи были умнее, особенно лодка и лошадь. И люди были умнее – доверяли им. Зимой на санях ездили в гости за тридцать верст, и никаких разговоров типа я за рулем, мне не наливайте. Пили, сколько хотели, падали в сани, говорили лошади «н-но, пожалуйста», и она сама, на автопилоте, возвращалась домой. Бывало, правда, волки перехватывали по дороге. А это тебе не гаишники! Тут мы с дедом заспорили, он считал, что волки лучше, потому что в них стрельнешь и едешь дальше, а если ты, скажем, угостил дробью инспектора, то приходится полгода куковать в лесу, воздерживаясь от участия в светской жизни.

Дыхание памяти о дивном саде, где двое взялись за руки перед дальней и тяжелой дорогой

Мне кажется, что семья – это путь по вертикали. Это восхождение, в котором нет возвращения к исходной точке, потому что всякая точка в этом пути исходная. Это место и мгновение встречи троих: его, ее и Бога. Каждый день, каждую минуту, каждый раз.

Священник Андрей Мизюк

8 июля в России празднуется День семьи, любви и верности. А еще это день памяти святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских, в честь которых, собственно, этот праздник на государственном уровне и появился.

Почему семье, любви и верности посвящен какой-то отдельный день – почему это не 365 дней. Как день матери, день родителей, человека – почему они не ежедневно? Нельзя же быть семейным, верным и любящим только один день.

Да, я понимаю, что это все формальность, что забота, жертва, радость со-бытия двоих – это все то, что не может прекращаться или показываться по телевизору в отдельное время и спецвыпуском. Может быть, отдельная дата нужна нам как напоминание? Потому что как-то привычно стало, затерлось…

11 лет назад 8 июля я хоронил папу. Так случилось, что он быстро и скоропостижно скончался. Смерть ворвалась и вырвала часть нас, а жизнь полностью изменилась.

Все эти дни перед похоронами и во время их со мной была моя будущая жена, и именно в те горькие дни я почувствовал, что я не упаду, не рухну, потому что за спиной у меня появилась стена.

И уже более десяти лет я с этим чувством не расстаюсь. Тем более, что это уже не просто чувство, а часть самого меня. Библейское «не хорошо быть человеку одному» ко мне по-настоящему пришло через острую боль, когда я почувствовал, что в этом мире я среди огромного количества людей остался один со своей бедой. И поплакать через неделю (а куда деваться, докатилось, нахлынуло) я смог только в ее присутствии.

Мои родители прожили вместе 25 лет. И я благодарен им за эту жизнь. Потому что, несмотря на трудности, а сложно было очень, особенно в 90-е, когда мы с братом были еще подростками, они оставались вместе.

Даже теперь, когда мама 11 лет вдова, я вижу и понимаю, что их брак не закончен, что рука не отпущена и когда отца нет. Мне сложно это объяснить, семья у нас была самая обыкновенная, мама пришла в Церковь уже через несколько лет после смерти отца, но почему-то я знаю, что когда-то давно их в этом мире встретил друг с другом Бог, и теперь я понимаю, что все эти четверть века Он их не оставлял. А они Его. Этой удивительной любовью, терпением и принятием друг друга, испытаниями, которые они переносили, оставаясь вместе. И когда уже земля на могиле стала совсем ровной, я понимаю, что точка в этой истории не поставлена.

Уже 8 лет я священник. 10 лет в браке. У нас трое детей, и все мальчики. Когда мне начинает казаться, что я в жизни совершаю что-то значимое, я вспоминаю, кто в моей жизни действительно созидает. Понимаю, что дом, каков он есть и каким стал – это совсем не моя заслуга. А если я что-то терплю, то ей приходится терпеть не только свое, но и мое тоже.

И справляюсь, переношу, двигаюсь дальше с чувством стены за спиной. Быт – вещь коварная, в нем многое может потеряться, что-то не устраивать, где-то не получаться, но вот иногда рванет что-то и где-то, а ты жив, закрыт и пробоин никаких нет, хотя прямой наводкой били и попадание должно было быть в яблочко. Я знаю, что это чудо. И в этой связке по вертикали это я иногда держусь за руку, сорвавшись в пропасть.

Мне нередко приходится венчать. Но только совсем недавно я начал понимать величайшие знаки этого таинства.

Брачные венцы по сути мученические. И суть этого мученичества не в том, что терпим друг друга, нет, не друг друга, а вместе.

Фото: pixabay.com

Разводы я тоже видел. Даже после венчания, после красивых историй, когда, казалось бы, все навеки и печатями скреплено. Когда такое случается, то первым уходит не муж и не жена. Первым оставляется Он. А бывшие супруги идут дальше своей и очень непростой дорогой, иногда очень горькой. Да, в жизни есть многие и самые разные ситуации. Бывает так, что у одного из супругов нет иного решения и выхода. К примеру, если муж регулярно и систематически бьет жену и издевается над детьми, советовать терпеть и сохранять такой брак является преступлением. В первую очередь со стороны священника.

Но я не о таких случаях. Я о том, что называется «не сошлись характером». В браке жертвуют своим «я» ради удивительного и таинственного «мы». Это очень серьезная и болезненная жертва. Но эта перемена важна и необходима, потому что «двое, ставшие единой плотью» – это не замок из песка, но основание чего-то большего, того, что, возможно, не явится скорым результатом в этой временной жизни. Это то, что строится вновь. И из времени к Небу.

На моей памяти есть удивительные истории. Я ездил причащать женщину. Женщина молодая, но у нее рассеянный склероз и болезнь прогрессирует. Возил меня к ней ее муж. Он строил и обустраивал дом так, чтобы в нем все было максимально удобно и доступно для жены. Откуда эта сила? Как часто случается так, что семьи распадаются именно по причине болезни одного из супругов. А здесь жертва, жертва созидания, преодоления. Когда боль перестает быть чьей-то персональной, когда она на двоих.

А другая женщина позвала причастить и пособоровать мужа. Молодой еще мужчина перенес тяжелый инсульт. Его речь и движения затруднены, он может передвигаться на коляске. Просят меня помочь им с венчанием. В храме.

Недавно служил панихиду на могилах моих одноклассников, мужа и жены. Они погибли в разное, но с небольшой разницей, время. Я видел ее жизнь после его смерти. Я верю в их жизнь даже после того, как смерть соединила их в этой могиле, рядом друг с другом. Я не верю в людей в прошедшем времени, мой Бог приоткрывает тайну того, что в Его творческой мастерской ничто и никто не остался ненужным и забытым. И все, что сокрыто от моих глаз и чувств, сокрыто лишь потому, что я еще не могу и не в силах это принять и увидеть теперь. И почему-то мне кажется, да нет, я даже уверен в том, что если мой земной путь закончится раньше, я все равно не потеряю это важное для меня чувство стены за спиной.

И в этом чувстве уже здесь, на берегах разлук и горечи, до меня доносится дыхание памяти о том дивном и забытом саде, в котором двое взялись за руки перед дальней и тяжелой дорогой. А потом их обоих за руки взял и повел к свету Христос. И есть что-то похожее от этого в нашем Венчании.

Умер Андрей Завражнов — миллионер, раздавший имущество и создавший детский приют

Умер Андрей Викторович Завражнов, директор православного детского приюта «Рождественский», где за время его работы были воспитаны более 300 детей. Об этом сообщили официальные страницы учреждения в соцсетях.

«Когда-то Андрей — бывший московский миллионер тогда еще не верующий, раздал все свое имущество и все свои деньги, и в поисках Бога уехал в глухую деревню, в дом — развалюшку, в Калужской области, где не было даже элементарных условий жизни (…) Около 25 лет Андрей выполнял поручения старца Илия, был его келейником. По его же благословению он создал и наш детский приют «Рождественский». Никому не нужных, выброшенных детей Андрей собирал на улицах, в подворотнях, забирал из неблагополучных семей», — напомнили сотрудники приюта.

«Просим не забывать его. Просим рассказывать о нем своим близким и знакомым, просить их молитв, просим хранить о нем память, по возможности распространять о нем информацию и просьбы о молитвах. Просим у священнослужителей милость — по возможности вписать Андрея в церковный помянник», — подчеркивается в обращении.

В 2004 году Милосердие.ru опубликовало интервью с Андреем Завражным. Реквизиты для пожертвований на приют, который, как и тогда, нуждается в поддержке неравнодушных людей для помощи попавшим в беду детям, размещены на его сайте.



«Детский приют «Рождественский», созданный в 2000 году по благословению схиархимандрита Илия (Ноздрина), главной своей целью ставит помощь детям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, — говорится на сайте учреждения. — Дети получают реальную поддержку, проживают в условиях, максимально приближенных к семейному укладу, в атмосфере добра и любви и, при первой возможности, воссоединяются с родной семьей».

«Смерть ребенка не может быть постыдной»

«Когда родители, прошедшие через суицид ребенка, входят в церковь, к их боли примешивается стыд и страх – ведь Церковь не отпевает самоубийц. Мне всегда хочется попросить за этот страх прощения»

Фото: Павел Смертин

Презумпция невиновности в Церкви

Священник Михаил Владимиров, настоятель Храма Святой Живоначальной Троицы в г. Франклин (штат Нью-Йорк, США):

— Когда родители, пережившие суицид ребенка, входят в церковь, в их глазах, кроме боли, – страх. И страх их понятен, ведь Церковь не хоронит, не молится, не поминает… самоубийц. Каждый раз, когда я встречался с родителями, столь трагично потерявшими ребенка, мне хотелось прежде всего попросить у них прощения за этот страх в их глазах.

—  Но в Церкви действительно запрещено молиться о самоубийцах. Что может  священник сделать в этой ситуации?

— Это один из самых сложных вопросов. Как бы священник ни сочувствовал горю родителей погибшего ребенка, он не может нарушить каноническое право Церкви, потому что, умышленно нарушая его, он сам оказывается вне закона, вне Церкви. Оказавшись вне Церкви как священник, он уже не может помочь никому и никак. Поэтому священника нельзя обвинять в черствости и бездушии за соблюдение закона.

Выход из этой непростой ситуации заключается в том, что священник может стать не прокурором-обвинителем, а адвокатом, защищающим погибшего.

Collapse )

Жизнь перед смертью: шанс испытать все или время все пересмотреть?

Все у нас как-то с перебором: то вообще не говорим о смерти, как будто ее нет, то делаем из этого шоу. В какой момент важно подумать о душе умирающего?

Пабло Пикассо, «Наука и милосердие» (1897). Изображение с сайта larioja.com

Сейчас о паллиативной теме говорят много — наконец-то государство обратило внимание на эту проблему. Обсуждать смерть стало даже модным — если ты говоришь об этом, значит ты прогрессивный человек.

А если ты это еще преподносишь легко, остроумно, с примерами, как здорово на смертном одре выпить или попробовать чего-нибудь запретного, чего не мог позволить в жизни, болезнь болезнью, но надо продолжать жить, — так ты вообще звезда. Разговор про исполнение последних желаний становится трендом. Хочешь сигарету — сделаем, хочешь женщину — приведем!

Конечно, надо продолжать жить. Но мы часто живем не задумываясь, закачивая в себя тонны информации из интернета, телевизора, радио, где все говорят, что надо жить красиво, весело, ни в чем себе не отказывать, стремиться к благополучию. И тут вдруг настает момент, когда ты узнаешь, что неизлечимо болен. Вот он, момент остановиться, замереть и подумать основательно, поразмыслить над всем, что происходило в твоей жизни, оглянуться вокруг и увидеть своих близких,  друзей, родных, которым ты, возможно, не уделял должного внимания, обижал, ссорился, а может, вообще уже лет десять не виделся. Но вместо того, чтобы помочь человеку все это осознать, мы начинаем предлагать жить на полную катушку.

Только никакую проблему это не решает. Это только убивает время, то самое драгоценное время, которого и так в обрез. Получается, как жили в суете, не задумываясь, так и на смертном одре продолжаем заглушать свои чувства и мысли пустым.

Collapse )



Об авторе
Анна Касьянова — руководитель Службы помощи людям с БАС (боковым амиотрофическим склерозом), совместного проекта фонда «Живи сейчас», православной службы помощи «Милосердие» и больницы святителя Алексия (Москва). Служба помощи людям с БАС с 2012 года оказывает комплексную помощь людям с нейродегенеративными заболеваниями. Сейчас на попечении Службы более 700 человек по всей стране.

Александра Дивеевская: как основать хороший монастырь

Молодая вдова с ребенком на руках основала обитель, ставшую со временем известнейшей в мире — Дивеевским монастырем. Серафим Саровский называл мать Александру «великой женой». Память 26 июня

Преподобная Александра Дивеевская. Послушница Евдокия так описывала матушкин вид: «Глаза у нее были серые, нос короткий луковичкою, ротик небольшой, волосы в молодости были светло-русые, лицо и ручки – полные». Изображение с сайта mariya-myronenko.com

Прекрасная собой женщина со средствами, оставив все ради любви к Богу, приняла постриг, ушла из родного дома в дичь и глушь, чистила хлевы, мыла крестьянских детей, стирала монашеские портянки, строила храмы, молилась и не торопилась.

Через 20 лет под ее началом возникла маленькая община женщин, стремящихся к Богу. Их поручили человеку, который в страшном сне не мечтал «руководить» монахинями. Но обещал заботиться о них по послушанию своему духовнику, которого очень любил, и предсмертному обещанию матери-основательнице, которую называл «великой святой».

Правда, он тоже не торопился. Перед тем, как воспитывать монахинь, 25 лет пробыл в затворе, воспитывая свою душу. Вышел известным старцем – Серафимом Саровским. В общине м. Александры к тому времени собралось 50 сестер.

По знаку свыше

Collapse )

Жена Николая Караченцева Людмила Поргина: «Она ужасно насыщенная, эта жизнь»

«Мы выросли на ваших фильмах, помним «Юнону», «Ты меня на рассвете разбудишь»! Живите! Живите!» — кричали на улицах Иерусалима Николаю Караченцеву

Николай Караченцев и Людмила Поргина. Фото из домашнего архива

С момента автокатастрофы, в которую попал известный актер Николай Караченцев, прошло уже 13 лет. Все это время рядом с ним его жена Людмила Поргина. Она оставила театр, чтобы быть рядом с мужем.

Год назад у Николая Караченцева обнаружили еще и онкологическое заболевание.

Мы говорим с Людмилой Андреевной о том, как не дать бедам победить себя.

«Рядом сын, невестка, внуки, друзья»

Николай Караченцев с внуками, дома. Фото из домашнего архива

— Вы недавно вернулись из Израиля, где Николай Петрович проходил курс радиотерапии, есть результаты?

— Последние месяцы были непростыми. Сначала курс химиотерапии в Москве, потом два месяца мы находились в Тель-Авиве в клинике «Ихилов», где Николай Петрович прошел 30 облучений. Конечно, все это не прибавляет сил.

Collapse )
</lj-like>

Все, что мы можем – просить милосердия и мыть пол, как Богородица

ТАТЬЯНА КРАСНОВА

Татьяна Краснова - о беседе протоиерея Георгия Митрофанова и Анны Даниловой. Это первый отклик на важный диалог, “Правмир” приглашает всех желающих к дальнейшей дискуссии.
Все, что мы можем – просить милосердия и мыть пол, как Богородица
Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

В смысле диалога Церкви и общества мне очень повезло. Как говорят армяне, «мой голос идет из теплого места». Проще говоря, я крайне удачно устроилась.

Прежде всего, у себя на Родине я – второсортный верующий. Я католик. Меня можно не учитывать, моих чувств нельзя оскорбить, от моего имени ничего нельзя запретить или потребовать, а обвинить, наоборот, меня можно в чем угодно. Начиная от Джордано Бруно, и прямо со всеми остановками, вплоть до чумной бациллы экуменизма в обнимку с вирусом толерантности. Для христианина, мне кажется, лучше просто не придумаешь.

Еще у меня есть такой Папа, храни его Господь, что даже хвастаться стыдно.

Collapse )

Храм для стариков строится постепенно

«Я молюсь, и у меня крылья», — говорит бабушка из нашей богадельни. Мы просим подарить старикам храм

По маленьким частям делается большое чудо. Строится настоящий храм для стариков богадельни. Что такое храм для наших стариков? Это лучшее, что у них осталось. Когда можно жить не только прошлым, о том, как были здоровы и молоды, как растили детей и работали, но и получать радость прямо сейчас, на службе, глядя на иконы.

«Я молюсь, и у меня крылья», — коротко говорит о своей жизни Любовь Николаевна, проводя по морщинистой щеке корявыми мягкими пальцами. До поступления в богадельню она была нецерковной. Потом стала много читать о вере, задавать вопросы и главное – находить на них ответы, успокаиваться.

«Бог же есть, детонька, вот я и умру со спокойной душой. Надо же, смерти не боюсь. Нет смерти-то», — повторяет она. И радость у бабушки одна –
посетить службу.

Уход на старичками Свято-Спиридоньевской богадельни хороший, можно сказать – идеальный. Но душе этого мало, она хочет мира. И мы с вашей помощью стали возводить для наших насельников небольшой домовой храм. Строится он в несколько этапов, чтобы было посильно. А бабушки ничего, терпят и ждут.

Всеобщими усилиями удалось собрать деньги на резьбу для Царских Врат, в два этапа – на иконы, а сейчас нужно осилить резьбу иконостаса. Нужно сделать тябла горизонтальные над иконами местного ряда (2 шт.), и тябла
вертикальные (6 шт.). Стоимость резьбы и отделки — 290 000 рублей, стоимость столярных и токарных заготовок тябел из липы и сосны, плюс доставка и монтаж — 67 000 руб. В общей сложности — 357 000 рублей.